От сельдяной избы до храма науки

От сельдяной избы до храма науки - http://www.mvestnik.ru/
От сельдяной избы до храма науки - http://www.mvestnik.ru/
Пристань в г. Александровск-на-Мурмане. Пароход «Ломоносов». - http://www.mvestnik.ru/
Освоение Дальнезеленецной губы в батискафе модели ПИНРО  (спуск А. Д. Чинариной), 1955 г. - http://www.mvestnik.ru/
Уникальное прибавление в тюленьем семействе. - http://www.mvestnik.ru/
Фото: www.mvestnik.ru
Фото: Фото из архива ММБИ На верхнем фото - здание бывшей сельдяной избы в наши дни, на нижнем - оно же 140 лет назад.

Старейшему учреждению Российской академии наук на Севере  - Мурманскому морскому биологическому институту Кольского научного центра - в марте исполнилось 85 лет. С 1935 года институт проводит комплексные исследования северных морей, расширяя географию своих работ от океанических просторов Исландии до моря Лаптевых. В середине 90-х ММБИ включил в сферу своей деятельности и южные моря.

На Соловках

Гидробиологические исследования в Баренцевом море имеют почти 250-летнюю  историю. Еще в 1771 году в Заполярье была организована первая академическая экспедиция. Но наблюдения носили скорее описательный характер. Регулярные исследования начались с образования в 1868 году при Петербургском университете Общества естествоиспытателей, перед которым стояла задача изучения северных районов России и прилегающих к ним морей.

Для таких работ  требовалось постоянное место наблюдений, так как до этого ученые бывали только наездами на Белом море, выезжая из Архангельска. На Кольский полуостров добираться тогда было долго и сложно.

Старт исследованиям дал профессор Николай Вагнер, руководитель зоотомического кабинета Санкт-Петербургского университета и действующий член Общества естествоиспытателей. В 1880 году он обратился с просьбой выделить помещение к настоятелю Соловецкого монастыря Милетию, человеку образованному, прогрессивному, понимающему пользу науки.

Под нужды приезжавших биологов отдали стоявшую напротив входа в монастырь сельдяную избу. К 1882 году это уже была полноценная станция. Кстати, сам дом и по сей день стоит напротив обители (он на фото), а на его стене до сих пор висит вывеска «Биологическая станция Соловецкой обители». Его жильцы сохранили ее как память.

Судно - это прорыв

В 1899 году из-за разногласий с новым настоятелем монастыря Иоанникием станция была закрыта. Однако необходимость в ее существовании была огромная. И в том же году обитель ученых переехала на Кольский полуостров. Сам населенный пункт только начинал строиться, инфраструктура была еще не налажена, ученым приходилось выживать. Поэтому сотрудники института составляли списки морских животных, добывали их и рассылали коллекции по заявкам университетов для практики студентов не только по России, но и за рубеж.

- К сожалению, многих видов  этих животных уже нет в Екатерининской гавани, они остались только в собранных в то время коллекциях, - пояснили мои  собеседники научный сотрудник Нинель Пантелеева и доктор биологических наук Михаил Макаров.

Кстати, экологическую экспертизу для постройки железной дороги на Кольском полуострове также проводили сотрудники станции.

Жизнь шла, исследования продвигались, станция развивалась. Но отсутствие у ученых судна, приспособленного для океанических работ, не позволяло развернуть научные разработки. Как рассказала кандидат биологических наук Антонина Чинарина, написавшая много интереснейших книг и которой в этом году исполняется 90 лет, в 1929 году станция получила ассигнования и заказала на норвежской судоверфи специальное экспедиционное судно - моторно-парусный бот водоизмещением 100 тонн, с защитной ледовой обшивкой, с радиопеленгатором, электрическими лебедками.

- Это был прорыв в исследованиях, наступление новой эры. Судно стало выходить в определенные сроки и работать столько, сколько необходимо. Ученые получили возможность проводить систематические исследования и тем самым создать фундамент для рациональной постановки мурманских рыбных промыслов, - говорит Антонина Дмитриевна.

Кроме того, в это же время учеными было всесторонне изучено озеро Имандра. Проводились работы на острове Кильдин, исследовалось реликтовое озеро Могильное. Разрабатывались и более узкие темы - исследование отдельных групп животных, изучался фотосинтез водорослей, рыбный промысел, даже проводились работы по изучению способов засола рыбы. Тогда успешную деятельность заполярных специалистов отметил нарком пищевой промышленности Анастас Микоян.

Многие, кто приезжали для научных исследований, в дальнейшем стали известными гидробиологами, геологами, физиками, математиками. Сама станция считалась  одной из лучших не только в СССР, но и за его пределами. Заслуги проводимых на ней работ признавал всемирно известный норвежский полярный исследователь, зоолог, основатель новой науки физическая океанография Фритьоф Нансен. От причалов станции уходила экспедиция Русанова. История предтечи биологического института велика, а судьбы ее сотрудников вплетены в историю страны.

Переезд за переездом

Годы шли, обстановка в мире менялась, и правительство приняло решение укреплять северные границы. В 1933 году Иосиф Сталин и сопровождавшие его Сергей Киров и Клим Ворошилов выбирали у нас место для базы будущего Северного флота. Экскурсию по станции для них тогда провел зоолог Герман Клюге, исследователь северных морей, доктор биологических наук, возглавлявший станцию 25 лет. 

Местом выбрали Александровск. Поэтому пришлось вновь переносить станцию. И в 1934 году по инициативе академика Иосифа Орбели нашли в бухте Зеленецкой подходящее место - Дальние Зеленцы. А в 1958 году станция была реорганизована в институт.

Антонина Чинарина считает, что Север - это наиболее подходящее место для самореализации молодежи, для удовлетворения их амбиций, самовыражения, формирования характера:

- Нигде больше нет таких возможностей для молодых ученых, как на Севере, чтобы сочетать личные и научные интересы, как в ММБИ. Так, по крайней мере, было в Зеленцах. Ежегодно к нам приезжали десятки студентов.

Бухта оказалась настолько удачно выбрана, что там можно было жить круглогодично: незамерзающее море, нет необходимости рубить лунки, как в Белом море. Лучшие исследовательские работы были сделаны именно там.

- Станция всегда считалась самой лучшей и интересной. Приезжающие гордились тем, что попали именно сюда, - вспоминает те  времена Нинель Пантелеева. - К нам приезжали работать выпускники лучших зоологических школ страны - Ленинградского, Казанского, Московского, Новосибирского университетов. А наши заполярные ученые летом стремились в море куда подальше - на Новую Землю, Землю Франца-Иосифа. Кстати, раньше ледовая обстановка была гораздо сложнее, чем сейчас, и каждый отвоеванный у льда кусочек моря - это было открытие, потому что там еще никто ничего не изучал. Особенно сложно было достать для исследований донную фауну. Наш институт считался престижным. В Зеленцах царила атмосфера академических городков. У нас издавалась стенгазета с карикатурами, фельетонами, заметками на злобу дня.

Иностранные ученые, которые после падения железного занавеса стали регулярно наведываться на Кольский полуостров, восхищались природой и чистым воздухом. 

- Знаете, неописуемое чувство, когда сидишь на скале у берега моря в хорошую погоду, а вокруг расстилается чарующая красота. Даже мысли были: вот если б климат был теплее, здесь бы давно был курорт. Но потом сама же эти мысли отгоняла - если бы здесь был курорт, то от первозданной красоты ничего бы не осталось, - делится воспоминаниями Нинель Пантелеева.

Проверка на выживание

Но наступили 90-е… Полный развал всего, в том числе и станции в Дальних Зеленцах. Инфраструктура стала рушиться - на ремонт дороги денег не было, суда перестали выполнять рейсы. В 1992 году стал вопрос - или закрывать, или переводить в другое место. Приняли решение перенести институт в Мурманск. В 1995-м официально поселок был закрыт, но специалисты оставались там вплоть до начала двухтысячных. Правда, многие разъехались по другим регионам. Мои собеседники покидали поселок последними.

- Мы можем писать мемуары по выживанию в арктических условиях, - смеется Нинель Николаевна. - Только тогда нам было не до смеха: без магазина, почты, амбулатории, без регулярного транспорта, даже без воды и отопления. Выжили на одном электричестве, воду добывали в единственном в поселке колодце, продукты привозили с запасом из Мурманска, хлеб пекли сами. Выручала грибами и ягодами тундра, а также рыбалка и охота. Но воспоминания остались только светлые, так дружно жили.

Поселок закрылся, но станция осталась. И ММБИ уже 28 лет располагается в Мурманске, соседствуя с Полярным геофизическим институтом. Сейчас в штате института работают 97 научных сотрудников. А в 1983-м, по словам Михаила Макарова, их только на станции в Зеленцах было почти 400 человек.

Сейчас у института три станции - в Дальних Зеленцах, на Шпицбергене и в Полярном. Институту принадлежит научное судно «Дальние Зеленцы», на котором регулярно проводятся экспедиции. Всего их за год проходит около двух десятков - наземные, морские. В середине апреля ученых ожидает выход в Печерское море.

- Кроме того, летом мы традиционно выезжаем в Дальние Зеленцы. Необходима полевая база для наблюдений в природе. В морских экспедициях взял пробы, а в институте уже изучаешь. Это как фотография, как кадр из фильма, которого целиком не увидишь.  А на станции можно вести натурные наблюдения за развитием в природе, жизненным циклом, - объясняет Нинель Пантелеева. - Сейчас к нам уже меньше приезжают иностранцы. При железном занавесе наш сектор Арктики был для них белым пятном. В 90-е они удовлетворили свое любопытство. Но совместные работы идут по сей день, например, с сотрудниками из Варшавского университета. Иностранные ученые приглашают сотрудников нашего института в научно-исследовательские рейсы. Но чаще приезжают к нам. В экологически чистый регион. Там чистых водоемов практически не осталось. Например, в Северном море, прежде чем достать животных из проб грунта, сначала приходится отделять их от разного мусора: полиэтилена, веревок, тряпок. А у нас  дночерпатель опустил - сразу идет грунт и фауна - ничего лишнего. Это отличное сравнение состояния экологии.

Заполярные ученые и сейчас продолжают выполнять научные исследования по государственным заданиям и заказам отдельных организаций. В 2003 году при институте был создан диссертационный совет по защите докторских и кандидатских диссертаций, на базе которого защищают свои ученые степени аспиранты вузов и научно-производственных организаций не только Мурманска, но и других городов России.

Сейчас перед учеными института поставлены приоритетные задачи: изучение морских экосистем, мониторинг происходящих в них процессов в районах трасс Севморпути, шельфовых нефтегазовых месторождений и других районов Арктики, подвергаемых антропогенному воздействию.

Фотосинтез в полярную ночь

Доктор биологических наук Михаил Макаров занимается изучением водорослей. Недавно он сделал открытие.

- Мы привыкли, что растения скидывают листья и впадают в зимнюю спячку. Водоросли не могут ничего скинуть. Как показали мои исследования,  макроводоросли способны улавливать минимальное количество света, которое не воспринимают даже приборы. При полном отсутствии освещения они переходят на гетеротрофное питание - потребляют из воды органические вещества сквозь клеточную стенку. Им достаточно этой энергии и материала, чтобы пережить полярную ночь, - рассказал ученый. - Думали раньше, что зимой все замирает, а оказывается, в морской воде жизнь кипит. Впоследствии это подтвердили ученые-планктонологи сначала в нашем институте, а потом и в других институтах России и за рубежом.

Еще одно его открытие связано с гидростатическим давлением.

- На глубине около 30 метров водоросли как отсекаются - встречаются только некоторые виды. Считалось, что это происходит из-за нехватки света. Стал проводить эксперименты и выяснил, что на нераспространение водорослей на большие глубины влияет не недостаток света, а толща воды, которая на них давит. Такой вариант раньше никогда не рассматривали, - сообщил Михаил Владимирович.

Казалось бы, мелочь в понимании обывателя. Но это фундаментальная наука. Сложно предсказать, где и когда могут пригодиться результаты этих исследований.

- Это как с изучением маскировочной окраски крыльев бабочек, пригодившемся в Великую Отечественную войну, когда по этому принципу создали маскировочную сетку, которая спасала от разрушений города при бомбардировках, - пояснила Нинель Пантелеева.

Краснокнижный детеныш

Однажды за консультацией в ММБИ обратились конструкторы уникальной платформы «Приразломная». Благодаря этому стационарному объекту впервые в мире стали вести добычу углеводородов на арктическом шельфе в сложных условиях дрейфующих льдов.

Пока платформа находилась в Мурманске, проводились необходимые работы для ее дальнейшей транспортировки к месту постоянной установки. Но за это время ее часть, находившаяся под водой, покрылась, как посчитали питерские конструкторы, водорослями, поэтому не давали добро на ее перемещение без предварительной очистки. Решили, что не могут отвечать за ее устойчивость при изменении технических параметров из-за скользкого слоя покрывших дно водорослей.

Сотрудники института оперативно провели экспертизу и выяснили, что это не водоросли, а внешне похожие на них гидроиды - морские колониальные животные с внешним хитиноподобным скелетом, не образующие скользкий слой. На следующий день платформа уже двинулась в путь, тем самым сэкономив уйму времени и средств, которые потратили бы на водолазные работы по очистке. Вот так, казалось бы, незаметная работа заполярных ученых, их знания облегчают производство.

Забавное событие произошло недавно в лаборатории биотехнических систем в Кольском заливе, относящейся к институту. В неволе появился на свет детеныш краснокнижного серого тюленя. Это уникальный случай в истории науки и третий в России.

Специалисты сняли на видео процесс рождения малыша, его превращение из белька в серку. Как сообщили сотрудники института, тюлень-отец уплыл, поскольку дикий и к институту не имеет отношения. Само общение родителей - результат смелого и успешного эксперимента. Но сам факт случившегося дает надежду на разработку технологии восстановления исчезающих популяций.

Автор выражает благодарность Антонине Чинариной, Нинель Пантелеевой и Михаилу Макарову за предоставленный уникальный материал и интересные рассказы о нашем крае и о своей работе.

Опубликовано: Мурманский вестник от 24.03.2020

Лариса Саляева
 
По теме
Жители двух городов уже знают, что такое сбормобиль — белый микроавтобус, который периодически объезжает наши улицы, делает остановки и собирает вторсырье: стекло, пластик, бумагу, батарейки.